Неравенство и его влияние на экономическое

6 ЭКОНОМИКА. НАЛОГИ. ПРАВО / Economi cs, taxEs & law  Т. 15, №3’2022 ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ DOI: 10.26794/1999-849X-2022-15-3-6-20 УДК 330.341(045) JEL: D63, E64, I32, O15 Неравенство и его влияние на экономическое развитие О.С. Сухарев Институт экономики Российской академии наук, Москва, Россия АННОТАЦИЯ Предмет исследования — социально-экономическое неравенство и его влияние на параметры экономического развития. Цели работы — выявление зависимости уровня неравенства от макроэкономических параметров развития: темпов роста, уровня национальной бедности, индекса человеческого развития, а также определение условий эффектов Сена и социальной стагнации. Методология исследования основывается на теории экономического развития, методах измерения развития и неравенства, сравнительном анализе, элементах математического моделирования. Результатом применения обозначенных методов исследования стало установление условия снижения уровня неравенства по фондовому коэффициенту для площадок «социальной стагнации», когда рост населения сопровождается отсутствием увеличения душевого дохода, вследствие чего темп роста населения становится ниже суммы темпов увеличения срединных доходов и доли доходов наиболее бедной части населения. В математическом виде представлено условие реализации эффекта Сена: отношение долей доходов 10% беднейшей части населения двух стран должно быть меньше обратного соотношения численности населения, если критерием социального развития выступает уровень дохода беднейшей части населения. Делается вывод о том, что какие бы формы неравенство не приобретало по величине дохода или имеющимся возможностям, оно в сильной степени зависит от величины личного располагаемого дохода, поскольку подавляющее большинство социальных и иных функций в обществе связаны с затратами. Такой результат исследования является следствием системного действия факторов и связаности многих видов неравенства друг с другом. Использование моделирования вряд ли позволяет решить эту проблему, создавая ей перманентную актуальность в связи с тем, что в политике делаются акценты на снижении бедности, но отнюдь не на неравенстве, хотя нужен именно акцент на последнем обстоятельстве. Ключевые слова: экономический рост; неравенство по доходу; функциональное неравенство; бедность; коэффициент Джини; индекс человеческого развития; социальная политика Для цитирования: Сухарев О.С. Неравенство и его влияние на экономическое развитие. Экономика. Налоги. Право. 2022;15(3):6-20. Doi: 10.26794/1999-849x-2022-15-3-6-20 oriGinal PaPEr inequality and its impact on Economic Development o.s. sukharev Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia aBstract The subject of the study is socio–economic inequality in its impact on the parameters of economic development. The objectives of the work are to identify the dependence of the level of inequality on the macroeconomic parameters of development: the growth rate, the level of national poverty, the human development index, as well as to determine the conditions of the Hay effect and the effect of social stagnation. The research methodology is based on the theory of economic development, methods of measuring development and inequality, comparative analysis, elements of mathematical modeling. The result of the application of the indicated research methods was the establishment of a condition for reducing the level of inequality by the stock coefˋcient for the sites of «social stagnation», when population growth is accompanied by the absence of an increase in per capita income, as a result of which the population growth rate becomes lower than the sum of the growth rates of median incomes and the income share of the poorest part of the population. The condition for the realization of the Sena effect is mathematically presented: the ratio of the income shares of 10% of the poorest part of the population of the two countries should be less than the inverse ratio of the CC BY 4.0 © ТЕМА ДНЯ / toPic of tHE DaY © Сухарев О.С., 2022

7 www.Etl.fa.ru ВВЕДЕНИЕ Проблема неравенства в экономической науке выглядит наиболее исследованной, т. е. кажутся установленными, на первый взгляд, сущность и виды неравенства несмотря на то, что до сих пор остается до конца невыясненным его влияние на экономическое развитие. Еще менее понятно, какие требуются инструменты влияния, чтобы, например, уменьшать уровень неравенства. Вернее, они известны [1, 2], но их применение не снижает неравенство, которое опасно возрастает в масштабах мировой экономики [3– 5]. Однако, как правило, вместо поиска решения данной проблемы ведутся пустопорожние разговоры о необходимости снижения бедности. Но именно выдвижение бедности в качестве главной причины неравенства способствует уменьшению остроты и срочности решения данной проблемы и становится причиной того, что отдельные правительства даже не ставят перед собой задачу борьбы с неравенством, в частности при его относительно высокой величине, превышающей все считающиеся безопасными для развития социума нормы 1. Современные экономические исследования неравенства в основном представлены двумя группами работ: 1) рассматривающих влияние экономического роста и других экономических параметров на уровень неравенства (минимальной заработной платы [11]), включая зависимость неравенства от бедности, безработицы и т.д. [6–8]; 1 Например, наличие коэффициента дифференциации доходов, равного 15, хотя безопасной считается его величина в пределах 4–6, т.е. превышение примерно в три раза. Тем не менее такое превышение не обуславливает необходимости постановки задачи снижения неравенства как государственной цели развития. 2) изучающих влияние неравномерного распределения доходов, а также социального неравенства на экономическое развитие [1–5, 8, 10–12]. В отдельных исследованиях доказывается, что неравенство оказывает негативное влияние на экономический рост [8], причем оно становится наиболее ощутимым в беднейших странах. Неравенство может выступать одним из факторов, способствующих нанесению ущерба окружающей среде, что подтверждают исследования особенностей применения так называемой экологической кривой Кузнеца 2. Кроме того, реформы, в частности направленные на структурное изменение рынка труда, могут способствовать росту неравенства в доходах [9]. Несомненно, налоговые реформы, которые рассматриваются как вид некоего генератора структурных изменений экономики, также могут увеличивать неравенство, поскольку напрямую затрагивают распределение полученных доходов. Особое место занимают исследования измерения уровней неравенства и бедности [11], от которых зависят выводы о влиянии роста неравенства на бедность [6], доказывая тем самым, что неравенство — сильнейший фактор, определяющий уровень бедности. По этой причине целью социальной политики должно быть снижение неравенства посредством применения соответствующих инструментов. Именно от такой постановки задачи уходят многие правительства по причине не только того, что о величине неравенства в государстве судят по распределению доходов среди разных категорий населения, но и по состоянию социального неравенства, обеспечивающему неравный доступ к общественным функциям. Последнее внутри 2 Ridzuan S. Inequality and the environmental Kuznets curve. Journal of Cleaner. 2019;228:1472–1481. О.С. Сухарев population, if the criterion of social development is the income level of the poorest part of the population. It is concluded that whatever forms inequality acquires in terms of income or available opportunities, it is strongly determined by the amount of personal disposable income, since the vast majority of social and other functions in society are associated with costs. This result of the study is a consequence of the systemic action of factors and the connectivity of many types of inequality with each other. The use of modeling hardly makes it possible to solve this problem, creating permanent relevance to it due to the fact that policy focuses on reducing poverty, but not on inequality, although it is the latter circumstance that needs to be emphasized. Keywords: economic growth; income inequality; functional inequality; poverty; Gini coefˋcient; human development index; social policy For citation: sukharev o.s. inequality and its impact on economic development. Ekonomika. Nalogi. Pravo = Economics, taxes & law. 2022;15(3):6-20. (in russ.). Doi: 10.26794/1999-849x-2022-15-3-6-20

8 ЭКОНОМИКА. НАЛОГИ. ПРАВО / Economi cs, taxEs & law  Т. 15, №3’2022 страны может каким-то образом оцениваться по обеспеченности различных слоев населения важными общественными функциями. Однако возникают большие трудности при сравнении разных стран, поскольку содержание общественных функций и методы их обеспечения (качество) сильно отличаются. Если отдельные функции расстроены или отсутствуют либо, наоборот, избыточны, может возникать дисфункция, которая уменьшает возможности обеспечения равноправия и резко снижает возможность сравнительного сопоставления. Перечисленные трудности закономерно порождают, с одной стороны, необходимость исследования влияния неравенства на экономическое развитие, включая совершенствование измерения уровня неравенства. С другой стороны, ставится задача оценки связи измеримого неравенства с оцениваемыми параметрами макроэкономического развития. Вышеприведенное позволяет сформулировать цели настоящего исследования: установление такой связи для российской экономики, а также модельное представление эффекта Амартия Сена [3] с уточнением позиций в части необходимого снижения неравенства. Методология исследования основывается на теории экономического развития, методах измерения уровня неравенства (коэффициент Джини и фондовый коэффициент), а также на модельном представлении эффекта Сена и так называемой социальной стагнации 3. Для достижения поставленной цели рассмотрим проблему неравенства в части эффекта Сена и социальной стагнации, перейдя к эмпирическим оценкам связи неравенства и наиболее важных макроэкономических показателей для российской экономики. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО И ЭФФЕКТ А. СЕНА Страны различаются по спектру своих социально-экономических параметров, характеризующему уровень экономического развития, состояние рынка труда, а также уровень занятости и благо3 Под социальной стагнацией понимается в слаборазвитых странах период, когда с ростом населения душевой доход не увеличивается либо даже понижается, что свойственно, например, государствам субсахарскй Африки. Для этого региона характерен довольно длительный период социальной стагнации. Для более развитых стран и регионов она также эмпирически выявляется, но на довольно ограниченном интервале времени (за исключением Китая, Северной Америки и ЕС). состояния населения и т.д., что характерно и для индивидов. Данный вид неравенства рассматривается обычно как естественное явление, воздействовать на которое проблематично методами социально-экономической политики 4. Страны не могут быть равными в обладании природно-ресурсными, человеческими факторами развития, а также по созданному основному капиталу и имеющимся технологиям. Это исходное или базовое неравенство обусловлено самой структурой экономики, составом населения, основополагающими традициями проживающих на территории этого государства народов, социальными институтами, влияющими на образование, науку и интеллект, что в сумме задает импульс к обеспечению эффективности экономического развития, определяя его траекторию. От указанной позиции зависят распределение создаваемого дохода между группами населения данной страны, уровень бедности, демографические изменения, что в конечном счете влияет на темп роста экономики. Точно также исходные способности индивида, иногда его генетика, а также условия его социализации предопределяют траекторию развития данного индивида. Тем самым задается уровень неравенства. Социально-экономическое неравенство имеет две базовых взаимосвязанных формы — экономическая, связанная с созданием дохода и его распределением, и социальная, обеспечиваемая созданными правилами, включая структуру населения, гендерную, расовую и иные формы неравенства 4 Считается, что снижать неравенство возможно только до этой величины. Однако вопрос, каким образом эта величина выражается в конкретном посчитанном коэффициенте: Джини, фондовом или индексе Э. Аткинсона, либо ином способе измерения уровня неравенства — остается открытым, несмотря на имеющиеся работы по такой оценке [5]. Естественный уровень неравенства остается неопределимым параметром, так как социальные институты искажают использование имманентно заданных условий развития, о которых идет речь. И при любом методе оценки такая искажающая роль автоматически включается в измерение, делая весьма условным саму оценку естественного уровня неравенства. Однако, по нашему мнению, и не нужно тратить интеллектуальные усилия на такую оценку, поскольку важнее обеспечивать равный доступ к базовым социальным функциям — образованию, здравоохранению и творчеству. Решение именно такой задачи требует выправления искажающего — эксплуатационного механизма распределения создаваемого дохода капиталистическими институтами. Без этого, если ограничиваться только изменениями в налоговом законодательстве либо адресной помощью, задача нерешаема в своей фундаментальной основе. ТЕМА ДНЯ / toPic of tHE DaY

9 www.Etl.fa.ru [3]. Первая форма социально-экономического неравенства во многом предопределяет вторую форму, но и она, обеспечивая правила эксплуатации и присвоения дохода, его распределение, задаваемое политической системой, отражающей интересы различных (доходных) групп населения, формирует возможность приобретения дохода. Эти две формы предопределяют образ жизни различных слоев населения 5 и принимаемые решения в сфере образования и выбора профессий. Причем возникшее неравенство по личному доходу в рамках капиталистических институтов способно блокировать обучение для одних слоев населения в пользу других. Однако если между экономическим ростом и продолжительностью жизни не всегда находится положительная корреляция, то между социальными институтами, доходом и доступом к такой функции, как образование, имеется весьма определенная взаимосвязь. Так, академик Е.С. Варга в 1934 г. отмечал следующее: «При капитализме отбор интеллектуально наиболее одаренных людей производится исключительно из узкого круга господствующих классов: благодаря классовой монополии буржуазии на средства просвещения для сына бедного крестьянина или простого рабочего,—обладай он даже гением Ньютона, Гегеля или Маркса,—все пути к образованию наглухо закрыты! В то же время детям буржуазного происхождения, даже если они являются совершенно бездарными и непригодными для умственного труда, предоставлена возможность с помощью репетиторов на дому, взяток и протекции получать диплом высшей школы. В СССР отбор интеллектуально наиболее одаренных людей производится из широчайших масс всего народа» 6. Таким образом, платность (цена) предоставления социальной функции является причиной снижения качества самой функции и ограничивает число агентов, имеющих возможность пользоваться этой функцией (см. рис. 1). Такой результат будет характерен не только для образования, но и для платной системы медицины. Кроме того, возникают две формы предоставления указанных социальных функций — платная и бесплатная (от государства), с распределением 5 Подробнее см. Капустин Е.И. Уровень, качество и образ жизни населения России. М.: Наука; 2006. 324 с. 6 См.: Варга Е.С. Между VI и VII конгрессами Коминтерна. Экономика и политика 1928–1934 гг. М.: Либроком; 2014. С. 117. качества не в пользу последнего варианта. Данное обстоятельство усиливает социальное неравенство, становясь следствием уже возникшего сильно неравного распределения дохода. При капиталистических институтах распределение дохода зависит от режима эксплуатации труда и регулирующих его правил. На рис. 1 показано, как с ростом цены предоставления социальной функции (образования, медицины) может возрастать качество ее предоставления (К1) с ограничением доступа для широких слоев населения (D 1). Возможен режим функционирования, когда качество при росте цены социальной функции будет понижаться (К2), как это наблюдалось в российском высшем образовании, при этом количество частных вузов увеличивалось, так же как и обучаемых в них. Иными словами, для этого периода времени доступ расширился (D 2). Такой эффект объясняется институциональным действием— в 1990-х гг. нарушались правила и нормативы предоставления социальной функции, развернутой для наиболее простых в обучении специальностей, на которые активно шел набор в силу наиболее легкой модели предоставления этой функции (фактически покупался диплом) 7. 7 Конечно, данные частные заведения нарушали все необходимые нормативы в области образования, но пока они не были закрыты, худшая по качеству услуга формально предоставлялась при росте охвата тех молодых людей, кто ее приобретал за деньги. Такой эффект интересен в институциональном плане, поскольку речь не идет об уголовном преступлении, а о нарушении отраслевых нормативов. Однако даже при соблюдении этих нормативов данный К – качество социальной функции/ quality of social function D – доступ к функции (число людей) / feature access (number of people) K1 K2 D2 D1 Цена социальной функции / The price of a social function Рис. 1/ Fig 1. Два режима качества социальной функции (К1 и К2) и доступа (D1 и D2) / Two modes of quality of social function (K1 and K2) and access (D1 and D2) Источник / Source: построено автором / compiled by the author. О.С. Сухарев

10 ЭКОНОМИКА. НАЛОГИ. ПРАВО / Economi cs, taxEs & law  Т. 15, №3’2022 Для медицинской отрасли ситуация скорее описывается кривыми K1–D 1, т.е. качество социальной функции возрастает (медицинской помощи), но предоставляется она при росте цены в полной зависимости от величины личного дохода. Таким образом, слои населения, имеющие невысокие доходы, фактически отстраняются от получения высоко качественного образования. Если медицина для них не имеет равнозначного качества, то налицо прогрессия неравенства в предоставлении социальной функции. Снижение такого неравенства может осуществляться как благодаря более справедливому распределению дохода, так и посредством институционального регулирования конкретных отраслей, предоставляющих данные социальные функции, а также правил эксплуатации и распределения труда, которые влияют на возможности создания и присвоения дохода. Сравнивая две страны по темпу роста и доходу на душу населения обычно дают высокую оценку той из них, которая имеет более высокую динамику и величину среднедушевого дохода. Однако А. Сен заметил, что социальные индикаторы жизни для более динамичной страны могут оказаться много хуже, чем менее динамичной и имеющей меньший среднедушевой доход для страны, осуществляющей его более равномерное распределение. Таким образом, стандартное сравнение не учитывает разницы в распределении доходов и уводит от подлинного измерения социального благополучия 8. эффект был потенциально возможен, так как привлекал легкостью обучения — получения социальной функции за деньги. 8 Сегодня уже имеются придуманные экономистами индексы счастья, которые показывают, что наличие роста среднедушевого дохода не означает социальной удовлетворенности. Они используются как добавочные индикаторы уровня Иными словами, здесь обозначен эффект Сена: у кого выше темп и среднедушевой доход, но много хуже распределение дохода (выше неравенство), социальные показатели обычно хуже, нежели в случае более скромных показателей роста дохода и его величины, но более равномерного его распределения (относительно низкого неравенства) [3]. Этот эффект наглядно показывает влияние неравенства на социально-экономическое развитие. Условно-графическое изображение эффекта Сена представлено на рис. 2. Как следует из рис. 2 слева, темп роста дохода и его величина больше при большем неравенстве, но именно это дает на рис. 2 справа меньшую величину социального показателя s2<s1. Следовательно, социальное развитие лучше при меньшем темпе роста, но при большем равенстве (меньшем неравенстве G1). В качестве социального показателя может рассматриваться, например, величина дохода 10% наиболее бедного населения (либо иные индикаторы 9). Особая ситуация возникает при условии социальной стагнации в развитии, когда, в частности, с ростом населения в отстающих странах, наблюдается отсутствие увеличения душевого дохода. Важно установить, что происходит с неравенством в такой ситуации, как оно меняется при нерастущем либо развития, но их применение также не является панацеей в измерении развития. 9 Трудно сказать, можно ли рассматривать некий унифицирующий индекс социального благополучия. Возможно, что многое будет зависеть от того, как он будет спроектирован. Одно важно отметить, что далеко не все возможные социальные показатели обнаружат эффект Сена. Следовательно, это эффект не общего, а весьма локального значения, который скорее уточняет исследования макроэкономической динамики, нежели гарантирует результат во всех случаях. Темп роста / Growth rate Доход на душу населения / Per capita income G1 G2 Неравенство / Inequality Социальный показатель развития / Social development indicator S1 S2 G1 G2 Неравенство / Inequality Рис. 2/ Fig 2. Эффект А. Сена / A. Sen’s effect Источники / Sources: построено автором / compiled by the author ТЕМА ДНЯ / toPic of tHE DaY

11 www.Etl.fa.ru слабо растущем доходе 10. Ситуация такой динамики показана на рис. 3. Горизонтальные участки AB, CD являются площадками «социальной стагнации», демонстрируя одноименный эффект, когда население страны растет, но доход (Y) на душу населения (y= Y/N) практически не изменяется. В этом случае dy/dN = 0, откуда несложно получить dY/dN = y, интегрируя это выражение с учетом константы интегрирования С, получим выражение для величины дохода Y = N*exp(C) для площадок «социальной стагнации» AB, CD. Это равнозначно тому, что душевой доход равен y= exp(C). Введя уровень неравенства по фондовому коэффициенту f = D 10/D 1 как отношение дохода 10% населения с самыми большими доходами (D 10) к доходу 10% населения с самыми малыми доходами (D 1), представим доходы этих групп как часть общего дохода: D 10 = aY, D 1 = bY, т.е. f = a/b. Тогда общую величину дохода можно записать Y = bY+ Q+ aY, где Q –срединный доход d = Q/Y. Уровень неравенства получим, осуществляя подстановки: f = (1 – d)/b – 1. Снижение неравенства как постановка цели социально-экономической политики приобретает следующий вид: df/dt<0, откуда dd/dt> [(d – 1)/b] db/dt. Таким образом, снижение неравенства требует такого изменения доли срединного дохода, чтобы оно превосходило взвешенное изменение доли дохода 10% беднейшего населения. 10 Кстати, под группу стран со слабо растущим реальным располагаемым доходом попадала Россия в период 2013– 2020 гг. Располагая общим выражением Y [1—b (1+f)] = Q и для площадок «социальной стагнации», имея Y = N* exp(C), несложно записать уровень неравенства, изменяющийся для эффекта «социальной стагнации»: f = [1 – Q /(N* exp(C))]/ b – 1 (1) Тем самым формула (1) показывает уровень неравенства для эффекта «социальной стагнации», когда душевой доход не увеличивается при росте населения. Снижение неравенства, т.е. проведение политики, нацеленной на достижение указанного результата, предполагает df/dt<0, что в итоге сводится к формуле (2): gN < gQ + gb *[N *exp(C)/Q – 1] (2) где gN, gQ, gb — соответственно темп роста населения, срединных доходов (Q) и доли доходов 10% беднейшего населения (D 1= bY). Таким образом, темп роста населения должен быть ниже суммы темпа увеличения срединных доходов и взвешенного темпа роста доходов самой бедной 10% части населения. Исходя из представленного выражения возникает необходимость в проведении демографической политики, влияющей на рост населения, а также дифференцированной политики по доходным группам населения избирательно. Если сравнивать две страны согласно эффекту Сена, то математически формула будет иметь следующий вид: g1 > g2, Y 1/N 1 > Y 2/N 2, f1 > f2 (3) Запись (3) означает, что темп роста (g) первой страны выше, как и душевой доход (Y/N), нежели второй. При этом уровень неравенства (f ) также выше в первой стране, нежели во второй (цифры обозначают номер страны). При этом уровень социальной жизни по некоему параметру s, ниже в первой, нежели во второй стране, т.е. s1 < s2. Если за важный социальный параметр, например, принять доход первой децили, т.е. самого бедного 10% населения, можно записать, что D 11<D 12. В представленных выше обозначениях это означает b1 Y 1 < b2Y 2. С другой стороны, Y 1/N 1 > Y 2/N 2 или D 11/ (b1 N 1) > D 12/ (b2 N 2). Откуда D 11> b1 N 1 D 12/ (b2 N 2). Решение имеет смысл, если b1/b2 < N 2/N 1 . Доход на душу населения / Per capita income (y= Y/N) C D A B N Численность населения / Population Рис. 3/ Fig 3. Эффект «социальной стагнации» в экономическом развитии / The effect of «social stagnation» in economic development. Источники / Sources: построено автором / compiled by the author. О.С. Сухарев

12 ЭКОНОМИКА. НАЛОГИ. ПРАВО / Economi cs, taxEs & law  Т. 15, №3’2022 Таким образом, эффект Сена выполнен при условии, что соотношение долей дохода 10% бедного населения в динамичной и богатой стране к менее динамичной и богатой стране должно быть меньше обратного соотношения численности населения этих стран. Тогда эффект Сена будет находить подтверждение, если социальным параметром будет принят доход нижней доходной децили населения каждой страны. Современная социальная политика, к сожалению, пока не учитывает подобного рода связи и необходимость дифференцированного системного подхода к проблеме эффективного распределения дохода. Поэтому требуется принять во внимания связанность макроэкономических параметров и уровня неравенства. К оценке таких связей по отдельным показателям перейдем в следующем подразделе статьи на примере российской экономики. СВЯЗЬ НЕРАВЕНСТВА И МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ РАЗВИТИЯ С макроэкономической точки зрения для формирования политики значение имеет потенциальная связь уровня неравенства и наиважнейших параметров экономического развития. В частности, речь идет о величине бедности и неравенства, связи динамики — темпа роста и неравенства, а также уровня неравенства и человеческого развития, хотя установить причинно-следственную связь перечисленных параметров весьма не просто по причине наличия множества иных факторов, имеющих большой вес. Для целей исследования представляет интерес связь уровня безработицы и неравенства, а также бедности, индекса счастья и удовлетворенности населения экономическим развитием и распределением его итогов с уровнем неравенства. Кроме этого, связь неравенства и уровня монополизма экономики, а также ее капитализации также имеет значение. Отметим, что Дж. Стиглиц неоднократно в своих работах отмечал огромное влияние возрастающего уровня неравенства на результативность функционирования американской экономики [4–5]. Причем поскольку коэффициент Джини, измеряющий неравенство в распределении дохода, несколько камуфлирует данную проблему, использовался показатель соотношения роста доходов 90 и 1% населения 11 США. Для нижних 90% населения доход ощутимо не возрос за сорок лет, в то время как для 1% населения США он увеличился многократно, расширяя разрыв между этими группами населения [5, c. 63]. Конечно, рост неравенства не только снижает стабильность развития, обостряя противоречия, но и становится причиной увеличения неравенства в между мужчинами и женщинами (гендерное неравенство), в возможностях (функциональное неравенство), углубляя имущественное неравенство и даже биологическую форму неравенства по состоянию здоровья. Слои населения, имеющие более высокие доходы, могут позволять себе оплачивать дорогостоящие спортзалы, бассейны, занятие спортом и свое лечение в отличие от малоимущих граждан, которые лишены равнозначных возможностей. Это не может не влиять на их состояние здоровья. 11 Разумеется, рассматривался доход нижних 90% и верхнего 1% американцев. Причем этот 1% населения, состоящий из банкиров, крупных собственников, захватывает все большую часть наращенного дохода. При этом рост неравенства может обгонять темп увеличения величины национального дохода. Представители неоклассической экономики попустительски относились к проблеме неравенства и его влияния на экономическое развитие. Более того, ее отдельные представители, в частности Роберт Лукас-младший, считали, что самое пагубное для экономики — это обращение к вопросам распределения [5, c. 68, 337]. Безусловно, такое ограничение для экономической науки является яркой демонстрацией искусственно-нормативного урезания актуальных профессиональных задач, стоящих перед экономистами-исследователями. Неоклассическая школа считала, что никакой опасности в том, что богатые становятся еще богаче, причем за счет большинства населения, нет, поскольку, дескать, они инвестируют большие средства в экономику, создавая условия для наращения дохода в будущем, что и будет потом работать на снижение бедности. Однако именно такого эффекта не выявляет Дж. Стиглиц для США, констатируя и снижение темпа роста ВВП, и дохода, и низкий уровень инвестиций. Таким образом, неоклассическая схема, оправдывающая обогащение и абсолютно неэффективные схемы распределения дохода, не работает. Рост же неравенства по доходу, когда доступ к социальным функциям полностью определяется величиной личного дохода, формирует функциональное неравенство, которое возрастает соразмерно неравенству по доходу. Тем самым увеличивается неравенство возможностей, что закрепляет уровень бедности, создавая потенциальную основу для его роста. Неравенство по заработной плате, пенсии, социальным выплатам также увеличивается, составляя базовую проблему современного развития, причем относительно элементов социальной политики эта проблема приобретает сугубо институциональное содержание, т.е. определяется во многом работой политической системы, представленной сильным влиянием собственников, директората и сросшейся с ними бюрократии. ТЕМА ДНЯ / toPic of tHE DaY

RkJQdWJsaXNoZXIy NzQwMjQ=